» » Парадокс игнорирования ценностей
Информация к новости
  • Просмотров: 1287
  • Автор: admin
  • Дата: 20-01-2014, 22:02
20-01-2014, 22:02

Парадокс игнорирования ценностей

Category: Blogs

Новая надежда в подтверждениях осуществимости некоторых собственных
биомедицинских изобретений

Александр Черкасский
alexcherkasky@googlemail.com


История с которой вы сейчас познакомитесь может выглядеть как краткое
описание детективного романа или фильма и эта история и совокупность
ниже изложенных фактов (особенно широкий спектр изобретений и их
подтверждений, т.е. подтверждений их осуществимости) очень близка
каждому человеку.
Эти история касается каждого, прежде всего потому, что каждому
человеку, независимо от его социального или финансового статуса или
его происхождения, может понадобиться инновативная биомедицинская
помощь для того, чтобы побороть болезнь, и фактически многие люди
нуждаются в такой помощи.
Люди, которые нуждаются в подобной инновативной помощи, которая
заключается в соответствующих решениях проблем здоровья, эту помощь не
получают, потому, что определённые организации, которые должны
поддерживать осуществление уже существующих решений проблем в
действительности это осуществление подавляют.
Речь идёт о парадоксе при котором с одной стороны миллионы людей уже
погибли от болезней и существуют люди, которые желают себе излечения,
регенерации (восстановления), улучшения состояния здоровья, качества
жизни и продления хорошего состояния здоровья, а с другой стороны уже
имеются соответсвующие инновативные биомедицинские решения проблем,
т.е. изобретения, которые ещё не внедряются и есть творческие
изобретательные люди, которым систематически ставят препятствия при их
усилиях для осуществления и внедрения изобретений в которых нуждается
человечество.
Не может быть экономически обоснованного объяснения этому парадоксу,
так как люди в состоянии творчески, изобретательски решать такие
проблемы как болезни, голод и ростущая потребность в энергии и чистой
питьевой воде. При перенаселении возможно даже строительство
космических поселений для жизни в них. Спектр задач которые могут быть
решены изобретателями действительно очень широк.
Более того, пионерское изобретение представляет собой некую
энергоинформацию или информергию, т.е. текст, описание, которое
способно улучшать жизнь людей гигантскими шагами. Например можно
увидеть следущую историческую закономерность: после введения
Венецианского Патентного Закона в 1474-ом году с целью поощрять
изобретателей и осуществление изобретений, патентные законы стали
вводить а Англии, Нидерландах, Франции и США, что приводило к
стимуляции творчества изобретателей и выше перечисленные страны
становились высокоразвитыми.
Один единственный патент (Британский патент Nr. 913 от 1769-ого года)
на паровую машину Джеймса Ватта вывел Англию в высокоразвитую
промышленную страну и послужил основой развития другим европейским
странам.
Два американских патента (US4468464 от 1978-ого года и US4237224 от
1979-ого года) двух изобретателей Коэна и Бойера (Stanley N. Cohen и
Herbert W. Boyer) послужили основой рождения всей современной
молекулярной биотехнологии. Стало возможным производить в клеточных
культурах человеческие протеины в больших количествах. Стоимость этих
двух патентов оценивалась в более чем один миллиард долларов в 1989-ом
году. Но к сожалению примеров успешного осуществления или развития
изобретений, особенно биомедицинских изобретений не много, не смотря
на то, что спрос на такие изобретения особенно велик как для
терапевтических и диагностических целей, так и для контроля за
качеством продуктов питания, (особенно в связи с нынешним мясным
скандалом в Европе).
Парадокс заключается в том, что ещё нет в мире организации, которая бы
независимо от статуса изобретений, но в дополнение к уже существующим
фирмам и академическим учреждениям и в возможной кооперации с ними,
систематически искала бы и находила решения преимущественно
биомедицинских проблем, оценивала, осуществляла бы, т.е. внедряла бы
эти решения и делала бы их доступными людям. Такая система доказывала
бы осуществимость изобретений. И основать такую систему создания
ценностей на благо общества вполне возможно и более того - необходимо.
Моя история показывает, что борьба против осуществления моих
изобретений, как минимум, разрывает все границы абсурда.
Когда я приехал в 1996 году с моими родителями из Запорожья (Украина)
в Германию, я был приятно удивлён тем, что выбор научной литературы
был здесь шире, чем в Запорожье. Я работал с патентной и научной
литературой и мне приходили озарения, т.е. изобретения, решения
проблем, и их отличала особая простота. Речь шла о решениях
биомедицинских проблем, таких как онкологические заболевания, болезнь
Альцгеймера и аутоиммунные заболевания, как например мультипный
склероз и диабет. Это были конкретные, чёткие, ясные, обоснованные
теоретические решения проблем.
Я научился формулировать мои изобретения как патентные заявки и
подавать их на патент.
В 1998 году (28 апреля) я заявил своё первое изобретение. Немецкое
ведомство по патентам и торговым маркам присвоило моей патентной
заявке номер DE19818938. Это изобретение охватывало генетически
модифицированные вирусы с антителами или рецепторами и эти вирусы
содержащие антитела или рецепторы были направлены против раковых
клеток, для того, чтобы эти клетки целенаправленно и выборочно
находить и уничтожать, и таким образом соэдать эффективную терапию с
минимальными побочными явлениями. Подобная терапия в сравнении с
химиотерапией или облучением является намного более щадящей.
Несколько лет спустя, проводя поиск в интернете, я обнаружил, что
«праотец» биотехнологии и нобелевский лауреат Джошуа Ледерберг (Joshua
Lederberg) попытался присвоить себе это моё изобретение в его
американской заявке US20040033584 «Терапевтическое использование
частиц носящих специфический для патогена распознающий регион» (заявка
подана на патент 21.12.2002 года). Ледерберг попытался присвоить себе
это изобретение несмотря на то, что моя соответствующая ранняя
патентная заявка DE19818938 уже была опубликованна 4 ноября 1999 года.
Я также обнаружил и другой интересных факт: американская фирма
«Векторлоджикс» (VectorLogics) Давида Куриеля (David Curiel), успешно
осуществляла изобретение генетически модифицированных антираковых
вирусов с антителами или рецепторами против раковых клеток, и описала
их работу в международной патентной заявке WO2006119449, заявленной 4
апреля 2005 года. Куриель подтвердил осуществимость этого
изобретения, на которое у меня имеется хорошо задокументированный
приоритет, но моя состветсвующая заявка сделала описание Куриеля
неизобретательным (смотрите блог:
http://feasibilityofalexandercherkaskysinven.blogspot.de/ ).
В 1998 году запатентовал ряд антираковых изобретений.
Изобретение, которое опубликованно в заявке DE19822406 представляет
собой фузионные протеины в которых скомбинированны свойства
специфического распознавания и разрезания т.е. расщепления других
протеинов, прежде всего болезнетворных, т.е. патогенных.
Цель этого фузионного протеина согласно изобретению – расщеплять
болезнетворные протеины и тем самым устранять причины соостветствующих
заболеваний, достигая при этом излечения или облегчения.
Фузионные протеины – это изобретательные протеины, которые создаются
для решения задачи изобретения и которые не существуют в природе, но
которые могут быть изготовлены стандартными методами молекулярной
биотехнологии и которые объединяют в себе качества и свойства
различных протеинов, которые в природе существуют в отдельности.
Селективные фузионные протеины согласно моему изобретению способны
расщеплять только протеины вызывающие заболевание или ассоциируемые с
определённым соответствующим заболеванием, при этом другие протеины
остаются не тронутыми.
Таким образом возможно создать медикаменты для эффективной борьбы с
аутоиммунными болезнями включая мультипный склероз и диабет,
иммуннокомплексными и воспалительными болезнями, как например нефрит
(воспаление почек) и многими другими болезнями. Преимущества моих
медикаментов по сравнению с ингибиторами (подавителями, молекулами
класса иммун-супрессива) деятельности всей иммунной системы
заключаются в их селективном, т.е. выборочном действии, в то время как
маленькие иммуно-супрессивные молекулы действуют на все клетки вызывая
при этом ряд нежелательных и вредных побочных эффектов.
Мои изобретения для специфического расщепления патогенных протеинов
могут быть так же применены против прионов и болезни Альцгеймера.
В последствии патентные поиски показали, что мои изобретения, не
смотря на их явную простоту, оказались новые. На многочисленные
вопросы, почему такие простые изобретения не были сделаны до меня,
наверное можно дать такой ответ: именно потому что эти изобретения
такие простые.
Параллельно с началом патентования моих изобретений в 1998-ом году я
обращался в различные исследовательские, академические организации и
фирмы предлагая совместное осуществление и ищя поддержки. Я получал
отказы. Причины указывались не всегда и не внятно. Основная причина
показалась мне странной, потому что организации, как например немецкий
онкологический исследовательский центр (Deutsches
Krebsforschungszentrum, DKFZ), а также фирмы Мерк (Merck) и Байер
(Bayer) которые занимались поиском решений биомедицинских проблем,
пытались меня убедить в том, что мои предложенные им антираковые
изобретения не входят в фокус их исследования. Меня благодарили за
доверие. В письме из DKFZ др. Рут Герцог (от 28.05.1998) написала, что
DKFZ не помогает при осуществлении. DKFZ писала она, это организация
которая не производит и не продаёт продукты. Несколько лет спустя,
проводя поиски в банках данных патентной литературы я обнаружил
удивительные факты, которые послужили доказательством того, что др.
Рут Герцог написала нечто не соответствующее фактам, т.е.
действительности. DKFZ плагиаторским образом развивал ряд моих
антираковых изобретений, начиная с того изобретения антираковых
генетически модифицированных вирусов с распознающими целевые раковые
клетки рецепторами или антителами, которое я предложил DKFZ в 1998-ом
году. Более того, DKFZ зная обо мне и моих соответствующих
изобретениях, в 2005-ом году создал и профинансировал дочернюю фирму
Апогеникс (Apogenix), которая занимается коммерциализацией моей группы
новых антираковых фузионных протеинов.
Интересно, что DKFZ и Апогеникс попытались запатентовать это
изобретение по Европе, но эксперты Европейского Патентного Ведомства
прислали им в поиск только мою соответствующую, порочащую новизну
публикацию в патентной литературе. Зная это Апогеникс продолжил
создавать лживую основу для принятия инвестиционных решений, утверждая
инвесторам и потенциальным партнёрам, что развиваемое Апогениксом
изобретение является новым. Замалчивая мой приоритет Апогеникс собрал
58,5 миллионов евро из которых более 5-и миллионов были получены от
Германского Федерального Министерства Образования и Исследования
(Bundesministerium für Bildung und Forschung, BMBF), которое также
знало и знает обо мне и моих изобретениях, публикуя их на одном из
сайтов BMBF biotechnologie.de. Т.е. BMBF щедро дарило плагиаторам
деньги на развитие моих изобретений.
Подробности смотрите на сайтах (на английском и немецком языках):
http://plagiaristsdkfzandapogenix.blogspot.de/
http://plagiatorapogenix.blogspot.de/ и
http://cherkaskystory.blogspot.com/.

На этих сайтах описаны и другие заслуживающие внимания факты.
Также фирма Мерк отказав мне в 1998-ом году, начала плагиаторски
развивать мои антираковые изобретения, а также попыталась их
запатентовать, но эксперты Европейского Патентного Ведомства прислали
Мерку поиск соответствующий из трёх, только моих, приоритетных
патентных документов, показывая этим Мерку, что знают у кого Мерк
украл изобретения.
Эти факты стали мне известны значительно позже, а тогда в 1998-ом я
просто удивлялся несоответствием отношения, отказов и качеством
предложенных мной изобретений.
В 1999-ом и 2000-ом годах я принял участие в молодёжном
исследовательском конкурсе «Молодёжь исследует» (Jugend forscht)
представляя мои изобретения антиаутоиммунных и антираковых фузионных
протеинов. «Молодёжь исследует» - это трёх-уровневый конкурс, т.е.
победители локальных городских конкурсов допускаются к так называемым
земельным или региональным конкурсам, а победители земельных
конкурсов допускаются к участию в федеральном конкурсе.
Моё участие на конкурсе в Дюссельдорфе и в Леверкузене вызвало широкий
интерес прессы и обо мне написали Штерн (Stern), Rheinische Post,
Westdeutsche Zeitung u Neue Rhein Zeitung. Курировала этот конкурс в
1999-ом и в 2000-ом годах фирма Байер. В 1999-ом я не был допущен
Байером для участия в федеральном конкурсе, а в 2000-ом году я не был
допущен для участия в региональном конкурсе земли Северный
Рейн-Вестфалия, потому, что я не представил результаты клинических
испытаний предлагаемых мной антираковых фузионных протеинов и
фузионных протеинов для специального расщепления патогенных протеинов
для каузальной (т.е. удаляющей причину) терапии преимущественно против
аутоиммунных болезней. Это было не выполнимое требование от ученика
гимназии, так как подобные эксперименты и клинические испытания
требуют капиталовложений и позволить их могут себе средние или крупные
фирмы.
Мне сказали представители жюри также, что я ещё ученик гимназии,
должен вначале закончить школу, потом сделать Vordiplom и диплом (т.е.
получить степени бакалавра и мастера)... Но меня наградили
специальными призами, а именно в 1999-ом году, так называемым
«крёстным исследовательским отцовством» немецкого ракового
исследовательского центра, т.е. вышеописанной организации DKFZ. Видимо
это «крёстное отцовство» заключалось в «наблюдении», воровстве моих
изобретений и в координации многочисленных, систематических плагиатов.
Т.е. Байер определил DKFZ оценщиком и распределителем не принадлежащих
ему изобретений.
В 2000-ом году в Дюссельдорфе меня наградили специальной премией
здоровья (Sonderpreis Gesundheit) от фирмы БКК Крупп-Тиссен, но эта
фирма отказала мне во всякой поддержке после моего обращения к ним. Я
закончил школу (Гёте гимназию) и Дюссельдорфский Университет, (получил
во время учёбы в 2003-ом году бронзовую медаль «За выдающиеся заслуги»
и почётную грамоту на самом крупном международном конкурсе
изобретателей в Германии IENA (идеи, изобретения, новые продукты) 2003
в Нюрнберге), но помощь так и не последовала. Я был удивлён когда
узнал проводя поиски в интернете, что фирма Байер, отказавшая мне
многократно и ставившая мне необоснованные и непреодолимые преграды на
конкурсе молодых исследователей в 1999-ом и 2000-ом годах заплатила
немецкой фирме Микромет (Micromet) почти 300 миллионов евро за то
изобретение, то есть за одну из групп тех изобретений, которые я
представил на конкурсе «Молодёжь исследует» в 2000-ом году. Фирма
Микромет даже вышла на технологическую биржу NASDAQ в Нью-Йорке и
назвала себя «лидером будущего» имея претензии стать большим
фармаконцерном, но через некоторое время после публикации двух моих
комментариев на Google Finance о Микромете, в особенности о
замалчивании плагиата Микрометом, Микромет влился в Амген и торговля
акциями Микромета была прекращена. Подробности смотрите на сайтах (на
английском и немецком языках):
http://feasibilityofalexandercherkaskysinven.blogspot.de/
http://alexandercherkasky.blogspot.com/
http://cherkaskyoffers.blogspot.com/ и
http://cherkaskystory.blogspot.de/.

Более того, Патентное Ведомство Германии (Deutsches Patent - und
Markenamt, DPMA) повело себя весьма странно. Мои опубликованные
немецкие патентные заявки DE10162870 и DE10160248 (делающие не новыми
и не изобретательными все ключевые разработки Микромета) были очень
ретиво и яростно отозваны экспертом немецкого патентного ведомства
Кристой Пич-Махачек. Но вот что любопытно, когда я отправил жалобу на
Пич-Махачек президенту DPMA Корнелии Рудлоф-Шефер, Рудлоф-Шефер
ответила мне, что она провела служебное расследование, что доверяет
Пич-Махачек, и что самое интересное, что Пич-Махачек уверила
Рудлоф-Шефер, что Пич-Махачек вообще не знает фирму Микромет, как в
служебном так и в личном плане. Я решил проверить это утверждение и
нашёл в базе данных патентной литературы список немецких патентных
заявок Микромета. Затем я позвонил в немецкое Патентное Ведомство в
Мюнхене и называя найденные мной номера патентных документов, т.е.
актов Микромета, спрашивал, кто является ответственным экспертом по
каждому из номеров. Какое же было моё удивление, когда я узнал, что
Пич-Махачек является экспертом четырёх актов Микромета и одного акта
Патрика Бойерле, научного директора Микромета. Т.е. Пич-Махачек
(клятвенно) обманула директрису патентного ведомства Рудлоф-Шефер,
утверждая, что не знает фирму Микромет. Рудлоф-Шефер обманула меня,
написав, что проводила расследование, так как если бы она его
действительно проводила, то безусловно нашла бы то, что нашёл я.
Я опубликовал свои доказательства на моём блоге
http://feasibilityofalexandercherkaskysinven.blogspot.de/, но что
удивительно, Рудлоф-Шефер отказалась комментировать мои
доказательства, а её помощница заявила, что Рудлоф-Шефер не предпримет
каких-либо действий и не будет более отвечать на мои письма.
Рудлоф-Шефер оказалось безразлично, что её подчинённая её обманула.
После выдачи мне восьми патентов, немецкое патентное ведомство стало
полностью игнорировать мои аргументы и стало выдвигать невыполнимые
условия, как например результаты клинических испытаний, для выдачи
дальнейших патентов.
Более того, когда я пожаловался на этот произвол в надзорное ведомство
над немецким патентным ведомством, а именно в федеральное министерство
юстиции в Берлине, я получил ответ от доктора Вальца, начальника
реферата (отдела) ответственного за патентное право, в котором др.
Вальц утверждал, что он «отвергает мои нападки», не видит
«неправильного поведения» Пич-Махачек и других сотрудников немецкого
патентного ведомства и он не будет отвечать на мои дальнейшие письма.
Получается, что федеральные министерства исследования и юстиции
Германии, немецкое патентное ведомство и немецкий раковый
исследовательский центр помогают плагиаторам и поощряют обман
инвесторов засчёт замалчивания авторства, т.е. представления моих
изобретений как их собственных, создавая при этом неверную основу для
принятия инвестиционных решений. Замалчивание моего авторства может
привести и уже приводило к обесцениванию интелектуальной собственности
плагиаторов. В следствии этого теряется защита от конкуренции, что
приводит к убыткам или потере вкладов.
Соответствующие разоблачающие публикации, например в виде блогов в
интернете, вызывают потребность к пересмотру ценности фирм
плагиаторов.
Ряд исследовательских групп подтвердил ряд моих изобретений, в
особенности антираковых изобретений, изобретений быстрого
секвенцирования, т.е. определения генетической информации,
антивирусных изобретений и изобретений новых смазочных веществ, как
со ссылками, (например в американском патенте US8273694 на
модифицированные водорослевые смазочные вещества имеется ссылка на мою
американскую патентую заявку US20080242565 на новые смазочные вещества
на основе модифицированных биомасс, в двух американских патентах на
технологии быстрого секвенцирования US7163658 и US8153438 есть ссылки
на мой немецкий патент DE19937512 как на основу и в европейской
патентной заявке EР2447277 на вакцины против СПИДа имеется ссылка на
мою международную патентную заявку WO2006136892 на новые фузионные
протеины связывающие антитела и действующие как для терапевтических
так и для диагностических, тестовых целей), так и без ссылок на меня и
мои соответствующие патентные документы (смотрите блоги
http://feasibilityofalexandercherkaskysinven.blogspot.de/
http://inventionsofalexandercherkaskyru.blogspot.de/
http://alexandercherkasky.blogspot.com/
http://cherkaskyoffers.blogspot.com/
http://plagiaristsdkfzandapogenix.blogspot.de/
http://plagiatorapogenix.blogspot.de/
http://cherkaskystory.blogspot.de/
http://plagiaristzsgenetics.blogspot.de/ и
http://plagiaristvecoy.blogspot.de/

(Викой – это израильская фирма, которая плагиаторским образом
присвоила себе моё антивирусное изобретение ловушек для вирусов)).
Совокупность фактов подтверждений осуществимости моих изобретений даёт
надежду мне и людям, которые нуждаются в моих изобретениях.
На этом месте я хочу подчеркнуть, что обновление патентной системы и
создание системы или института или общества осуществления изобретений
как решений проблем общества приведут к улучшению жизни всего
общества.
Подробности смотрите на блоге (на английском)
http://cherkaskysneweconomicmodel.blogspot.de/.

Патентная система, смысл которой был значительно изменён со времени
введения Венецианского патентного права 1474-ого года, должна не
уничтожать ценности, не угнетать изобретателей, а являться основой
мотивации изобретателей и инвесторов. Патентная система должна стать
современной и живой, т.е. отражать реальности и потребности
современного общества, и позволять различные состояния защиты
изобретений при разных условиях востребованности этих изобретений.
Новая предложенная патентная система выгодна всему обществу:
правительства получат новые источники доходов, инвесторы достигнут
значительные уменьшения рисков, а также расширится выбор для
инвестиций, изобретатели и компании получат новую мотивацию работая в
более защищённых законодателем сферах. В увеличивающемся
благосостоянии общества, в котором люди взаимообогащаются плодами и
прибылями творческой деятельности, увеличиваются рынки, что
стимулирует новые творческие инициативы и открывает новые возможности
и перспективы.
Будут появляться, т.е. создаваться и выводиться на рынок новые
качественные терапии и откроются новые возможности социального
подъёма, новые мененджеры смогут руководить новыми фирмами, делающими
новые продукты на основе изобретений изобретателей от доходов которых
правительства могут иметь дополтельное участие помимо налогов.
Когда государства станут на защиту изобретателей, никакой рецессии или
кризиса опасаться не придётся.